ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сияние черной звезды

На другом сайте прочитала шестую, заключительную книгу "Свет Черной звезды". Держало в напряжении практически до... >>>>>

Соединяя сердца

Можно почитать, но перечитывать не буду. >>>>>




Loading...
  1  

Марианна Лесли

Пленница в раю

1

Наступало ее любимое время суток здесь, на острове. Ранние нежно-голубые сумерки рисовали в памяти картинки из прошлого и словно по волшебству превращали город в загадочную, сказочную страну, манящую путника разноцветными огнями. Даже извечные уличные звуки приглушались тропическим ливнем, падающим на мостовую. Но это был и час одиночества. Эвелин овладевало настроение легкой меланхолии и созерцательности. В такие мгновения люди мечтают о доме, где их любят и ждут.

Меланхоличное настроение Эвелин было нарушено какими-то приглушенными звуками, доносившимися из холла ресторана, где возникла некоторая суматоха, явно возвещавшая о прибытии важной персоны.

Вместе со всеми посетителями роскошного ресторана она повернулась к дверям и увидела молодого мужчину, входящего в зал в сопровождении метрдотеля.

Несмотря на то что Эвелин Дарси прилетела на Катанау специально для того, чтобы найти Луиса Ламберта, она не сразу узнала его. Высокий, смуглый, с постриженными по последней моде каштановыми волосами, он выглядел необыкновенно элегантно в белом смокинге. Эвелин мгновенно отметила его широкие плечи, гибкое, стройное тело, но особенно тот вид самоуверенного превосходства, с которым он держался.

Богатый и всемогущий, цинично подумала Эвелин. Один из тех божьих избранников, кто рожден править и повелевать, мысленно добавила она.

Его путь лежал мимо ее столика, и она впилась взглядом в его лицо. Наверное, мысли ее в эту минуту подобно острым стрелам пронзали кондиционированный воздух, потому что он вдруг повернул голову и посмотрел прямо на нее. Именно в этот момент она узнала его, почти физически ощутив это.

Его губы тронула улыбка. Она казалась странно отчужденной и не затрагивала глаз. Зато черты его лица настолько поражали своей красотой и значительностью, что по сравнению с их строгим великолепием все остальное было просто неважно.

Размазывая по стенкам вазочки фисташковое мороженое с кусочками фруктов – единственный десерт, который она могла себе здесь позволить, – и поглощенная своими наблюдениями, Эвелин все же не забывала об осторожности. Однако взгляд его черных бездонных глаз, встретившись с ее взглядом, вдруг стал настороженным и напряженным. Острый, пронзительный взгляд хищника, высматривающего добычу. Эвелин показалось, что этот взгляд, разрушая все барьеры, пронзает ее насквозь, такую беззащитную и ранимую, давным-давно научившуюся прятать под маской холодного здравомыслия свои истинные чувства. На долю секунды ей даже почудилось, что, поравнявшись с ее столиком, он слегка замедлил шаг.

Державшая его под руку девушка повернулась к нему и что-то прошептала на ухо, и до Эвелин только тогда дошло, что он не один. Как глупо с ее стороны! Она перевела взгляд на его спутницу и сначала затаила дыхание от восхищения, а потом разочарованно выдохнула. На вид ей было лет двадцать пять – двадцать шесть, значит, это не Сандра Ламберт. Где же сестра Луиса? Неужели ее здесь нет?

Краем глаза Эвелин наблюдала, как пара прошла к своему столику, отгороженному от остальной части зала решеткой, увитой каким-то экзотическим плетевидным растением, усеянным ярко-розовыми крупными цветами. Спутница Луиса шла раскованной, слегка покачивающейся походкой манекенщицы. Мужчина двигался легко и бесшумно, словно охотник. В воображении Эвелин пронеслись картины непроходимых влажных джунглей, где новичка подстерегает смертельная опасность и где причудливо переплетаются азарт и первобытная страсть.

Ну и глупости лезут тебе в голову, Эвелин Дарси! – отругала она себя. Несмотря на пронзительный взгляд хищника, Луис все-таки современный светский человек и все его первобытные инстинкты ограничиваются, должно быть, стенами собственной гостиной. И спальни, подумала она вдруг, тут же почувствовав, как к лицу прилила горячая волна. Она попыталась скрыть свое неуместное волнение за равнодушно-дерзким выражением, но не была уверена, что у нее получилось.

Да, она многое знала о Луисе Ламберте из средств массовой информации. Богатство, власть, привычка потакать всем своим прихотям часто делали его объектом сплетен в колонках светской хроники. Эвелин не пропускала ни одной из них, проглатывая все, что попадалось ей на глаза, даже скучные статьи в финансовых изданиях.

Он сел за столик, и из ее груди вырвался еле слышный вздох. Восхитительное мороженое с кусочками манго и ананасов совсем растаяло и теперь казалось ей каким-то безвкусным. Она боялась поднять голову, охваченная внезапной паникой и какой-то необъяснимой уверенностью, что его острый взгляд сразу определил, что на самом деле скрывается за ее невинным видом туристки.

  1