ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Хроники оборотней

Очень понравилась вся серия.грамотно,образовательно,без затяжек.время потрачено не зря >>>>>

Приключения оборотней

Тонкий грамотный юмор и соответствие истории. >>>>>




Loading...
  1  

Барбара Картленд

Ночь веселья

ОТ АВТОРА

Примерно в 1920 году я начала выезжать в свет и сразу же познакомилась со многими актрисами. Одной из моих лучших подруг стала маркиза Хедфорт, в девичестве Рози Бут.

Она происходила из Типперари и родилась в семье рантье.

Свою первую роль в пьесе «Продавщица» Рози сыграла в 1895 году. Актрисой она была очень хорошей — играла «с чувством, не допускала в роли ни малейшей слабинки.

Ее муж, маркиз Хедфорт, занимал видное место среди ирландской знати и был весьма известен при дворе. Семья маркиза сначала противилась его женитьбе, но Рози была настолько очаровательна, что родственники маркиза вскоре полюбили ее, и союз оказался счастливым.

Я знала графиню Пулетт, Сильвию Стори и милую Дениз Орм, жену лорда Черстона, а позже — герцога Лейнстера, однако лучшей моей подругой я считаю восхитительную Зену Дейр. Она вышла замуж за достопочтенного Мориса Бретта, а их дочь была у меня на свадьбе. После смерти мужа Зена вернулась на сцену и девять лет подряд исполняла роль матери профессора Хиггинса в» Моей прекрасной леди «, не пропустив ни единого представления.

Она перестала выступать только в восемьдесят лет, но даже тогда оставалась стройной, очаровательной дамой, прекрасно державшей себя в обществе. Она вела себя, словно богиня — или, точнее сказать, актриса.

Глава 1

1891

— И это все? — изумилась Давитта.

— Боюсь, что да, мисс Килкрейг, — ответил поверенный. — Мне очень жаль, но в последнее время ваш отец вел весьма расточительный образ жизни. К моему сожалению, он игнорировал все советы жить экономнее.

Давитта промолчала. Она знала, что имел в виду мистер Стерлинг — последний год отец очень много пил, пытаясь залить горе вином, и все уговоры пропадали втуне. Сама Давитта не раз пыталась побеседовать с ним о положении дел, однако отец только отсылал ее прочь. И вот он умер, и все опасения Давитты оправдались. Долгов накопилось целое море.

Ситуация была не лучше еще когда уезжала мачеха, но после ее исчезновения отец словно обезумел, стал швыряться деньгами направо и налево и топить свое горе в вине.

Однако Давитта и представить не могла, что у нее останется всего двести фунтов на руках и ничего больше. Замок, вот уже несколько сотен лет принадлежавший Килкрейгам, был заложен и перезаложен, а остатки мебели пришлось продать за долги. Вещи дорогие, картины и зеркала в золотых рамах, отец продал еще раньше, вскоре после своей свадьбы с Кэти Кингстон.

За последние годы Давитте не раз приходило в голову, что в беспутной жизни отца следует винить мачеху, однако девушка не могла не признать, что отец давно мечтал об этом.

Три года назад, когда Давитте было всего пятнадцать лет, мать девушки умерла, и ее отец, не вынеся одиночества, отправился развеяться вначале в Эдинбург, а потом в Лондон. Давитта понимала, что отцу вновь хотелось той веселой жизни, которую он вел в Лондоне до того, как стал баронетом, приехал в Шотландию, женился и остепенился. Он сильно любил жену, поэтому быстро привык к старинному полуразрушенному замку, вокруг которого простирались тысячи акров вересковых пустошей да кое-где высились немногочисленные соседские дома. Родители Давитты научились не скучать даже в такой глуши — они любили рыбалку и охоту, изредка выезжали в Эдинбург или Лондон. Матушку всегда беспокоило, что поездки стоили денег.

— Мы не можем позволить себе этого, Иэн, — неизменно заявляла она, когда отец предлагал оставить Давитту на попечение слуг, а самим отправиться в» очередной медовый месяц «.

— Да что там, молодость бывает только раз, — обычно отвечал он, и матушка сразу же забывала о благоразумии.

Поднималась суматоха, лучшая одежда укладывалась в сундуки, и родители уезжали. Давитте всегда казалось, что в эти минуты они похожи на молодоженов.

Но потом случилась суровая зима, которая принесла с собой лютые морозы. Северные ветры срывались со скал и будто впивались в горло каждому путнику. Этой зимой умерла мать Давитты.

Отец был настолько потрясен случившимся, что Давитта даже обрадовалась, узнав о его желании на время уехать из опостылевшей Шотландии на юг.

— Поезжайте в Лондон, папенька, — предложила девушка, — повидайтесь с друзьями. Не волнуйтесь обо мне. Когда я стану постарше, я тоже смогу ездить с вами.

Отец улыбнулся.

— Сомневаюсь, что ты могла бы вместе со мной бывать у моих старых знакомых, — заметил он, — но я об этом подумаю. А пока учись — ты должна быть не только красавицей, но и умницей.

  1