ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Золотая женщина

Чушь не реальная. >>>>>

Покорение Сюзанны

Такой же ровный, как и все остальные из серии >>>>>

Мужчина моей мечты

Так себе роман. Вроде и сюжет многообещающий, но как-то написано и преподнесено "сыровато". Столкновения героев... >>>>>




  2  

— Сначала вниз к Темзе, пожалуйста. — Ее приказ прозвучал довольно робко. — Я хочу к Вентвортам... Вы же знаете этот большой дом в деловом квартале.

Лорд Вентворт предпочел поселиться в том районе, где вдоль Темзы расположились конторы и торговые дома. Контакт с купцами и импортерами сахара для него явно был намного важнее, чем резиденция в одном из более аристократических жилых кварталов.

Пепперс кивнул.

— Не желаете ли вы заехать к отцу? — осведомился он.

Старый слуга достаточно хорошо знал Нору, чтобы уметь читать ее мысли по лицу. За последние недели она довольно часто просила отвезти ее вниз к реке, к конторе Рида, что обращало на себя внимание, особенно учитывая то, что это был все-таки немалый крюк. И при этом она не очень-то настаивала на том, чтобы увидеть отца, скорее всего, она стремилась увидеть Саймона Гринборо, самого младшего из его секретарей. Пепперс подозревал, что девушка встречается с молодым человеком, когда ходит на прогулки или в гости, но он и не думал вмешиваться. Без сомнения, его хозяину не понравилось бы, если бы Нора обменивалась любезностями с одним из его служащих. Однако Пепперс любил свою юную хозяйку — Нора с детства умела расположить к себе слуг своего отца — и посему благосклонно позволял ей грезить о молодом темноволосом писаре. До сих пор у Норы не было серьезных секретов от отца. Томас Рид практически в одиночку вырастил ее после безвременной смерти матери, и у них были открытые, сердечные взаимоотношения. Пепперс не думал, что Нора станет рисковать ими из-за любовной интрижки.

— Посмотрим, — сказала Нора, и ее худощавое выразительное лицо сделалось похожим на мордашку упрямого мальчишки. — В любом случае не повредит, если мы заглянем туда. Впрочем, давайте просто поедем на прогулку.

Пепперс кивнул, закрыл за ней дверь и уселся на козлы. При этом он недовольно покачал головой. Погода явно оставалась равнодушной к юной любви Норы. Дождь лил как из ведра, и вода потоками неслась по улицам города, увлекая за собой грязь и мусор. Ливень и уличная грязь смешались в зловонную жижу, плескавшуюся под колесами кареты, и нередко в спицы попадали снесенные ураганным ветром доски, сорванные с домов вывески магазинов и даже трупы животных.

Пепперс ехал медленно, чтобы не рисковать и не спровоцировать несчастный случай, а также из уважения к посыльным и прохожим, которые, несмотря на непогоду, передвигались по улицам пешком. Они старались уберечься от брызгавшей во все стороны воды, когда мимо проезжала карета, однако далеко не всегда удавалось увернуться от коварного вонючего душа. Собственно говоря, Пепперсу даже не приходилось придерживать своих лошадей. Они с неохотой двигались вперед, и казалось, им тоже хочется спрятаться от дождя, так же, как и худощавому молодому человеку, очевидно, посыльному, который только что вышел из дверей конторы Томаса Рида. Пепперсу стало жаль бедного малого, но его внимание отвлекла Нора, которая громко постучала в окошко, отделявшее карету от козел.

— Пепперс! Остановитесь же, Пепперс! Это же...


Саймон Гринборо надеялся, что погода станет лучше. Однако, вынырнув из полумрака конторы на улицу и увидев лошадей, запряженных в закрытые кареты, с которых потоком стекала вода, понял, что ошибался. Саймон попытался поднять воротник своего поношенного пальто как можно выше, чтобы защитить кружева на последней приличной рубашке. Обычно он каждый вечер сам приводил рубашку в порядок, чтобы хоть как-то сохранить ее форму. Однако сейчас он мгновенно промок насквозь, также как и его скудно припудренная прическа. Вода стекала с короткой косички, в которую он собрал свои густые темные волосы. Саймон пожалел, что у него нет головного убора, но пока ему приходилось отказываться от него, потому что парень не знал, что теперь приличествует его новому статусу писаря. Точно не треуголка молодого дворянина, даже если бы состояние его единственной шляпы позволяло показаться в ней на людях. И не пышный парик, который носил его отец и который судебный исполнитель...

Саймон попытался больше не думать об этом. Он закашлялся, когда вода побежала у него по спине. Если ему не удастся немедленно выбраться из-под ливня, то его пальто и брюки до колен полностью вымокнут. Старые туфли с пряжками уже сейчас не выдерживали влаги, на каждом шагу издавая хлюпающие звуки. Саймон попытался идти быстрей. В конце концов, до Темз-стрит было всего несколько кварталов, и, может быть, ему придется подождать ответа на письмо, которое он вызвался отнести. А там дождь, глядишь, прекратится или хотя бы ослабнет.

  2