ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Чистый свет любви

Душевно. Героиня напрягает порой, но понять её можно. Так что вывод один: разговаривайте с любимыми чаще и доверяйте... >>>>>

Я так хочу

А мне понравился роман, читается на одном дыхании... К тому же в жизни чего только не бывает - поверьте!..... >>>>>




Loading...
  2  

В тот день он остановил ее у дверей класса, когда она собралась уходить.

– Послушай, Шелли. Не принимай все близко к сердцу. Прости, что отчитал тебя при всех сегодня, – извинился он. Ее подруги стояли рядом, наблюдая за диалогом с удивлением и завистью.

– Все в порядке, – робко ответила Шелли.

– Вовсе нет. Я перегнул палку и выставил тебя посмешищем. Это не нарочно. Теперь придется подарить тебе пять дополнительных баллов на первом экзамене.

Обещанные пять баллов ей так и не пригодились: на первом экзамене Шелли получила сто баллов, как и на большинстве последующих. В том семестре обществоведение стало ее любимым предметом.

– Вы имеете в виду до или после Вьетнама? – тем временем уточнял мистер Чапман у студента, спросившего о влиянии общественного мнения на решения президента США.

Шелли вернулась в реальность. Скорее всего, он давно позабыл ту историю с Шелли Браунинг и ее потерянными шортами. Она сомневалась, что он вообще помнил те недолгие четыре месяца, что работал в средней школе Пошман Велли. Особенно после всего, что случилось потом. Чувствительность – плохой помощник в тяжелые времена. Грант Чапман пережил публичный скандал, и вряд ли в его памяти задержалось воспоминание о незначительном происшествии, случившемся много лет назад на уроке в маленьком фермерском городке.

Она же, как ни старалась, не могла выкинуть образ учителя из головы. Возможно, именно поэтому сейчас ей казалось, что он почти не изменился. Она часто видела его по телевизору, пока репортеры охотились за ним, надеясь, что он прокомментирует скандал, потрясший весь Вашингтон. Она разглядывала его фотографии в заголовках газет. Даже на неудачных газетных снимках его лицо было столь же прекрасно, как в ее воспоминаниях.

Шелли была уверена, что он ее не узнает. В шестнадцать она была худощавым подростком. Теперь же, не утратив стройности, ее фигура стала мягче, округлилась – Шелли стала чуть полнее, но гораздо женственнее. За эти годы детская припухлость ушла с ее лица, черты которого заострились. Высокие скулы подчеркивали выразительные серо-голубые глаза.

Исчезла и длинная челка, которую она носила в школе. Теперь волосы были аккуратно убраны назад, открывая взору точеные линии бровей и деликатную линию роста волос в форме сердечка. Натуральная брюнетка, счастливая обладательница густых волос изумительного оттенка темного красного вина, чуть подсвеченного солнцем, струящихся по плечам. Вот какой стала Шелли.

Круглощекая невинная девочка в костюме группы поддержки безвозвратно исчезла. Шелли слишком хорошо усвоила уроки жизни, убедившись на собственном опыте, насколько несправедлив и эгоистичен может быть мир. Грант Чапман тоже знал об этом не понаслышке. Они были уже не те, что десять лет назад, и Шелли тысячу раз задавала себе вопрос, зачем она записалась на его лекции.

– Рассмотрим, какую позицию занимал в то время президент Джонсон, – продолжил лекцию Чапман.

Шелли глянула на часы. От занятия осталось всего пятнадцать минут, а она успела записать всего две строчки. Если она не возьмет себя в руки, то вряд ли сумеет блеснуть на экзамене по политологии, как на обществознании в тот первый школьный семестр.

Воспоминания снова переместили ее в прошлое, в холодный, промозглый день, когда подули первые зимние ветры.

– А что, если я попрошу тебя помочь мне с проверочными? Всего-то несколько дней в неделю. Сможешь? – спросил он.

На ней была кожаная куртка ее тогдашнего парня, и руки в глубоких рукавах крепко сжались в кулаки. Мистер Чапман поймал ее во дворе, между спортзалом и учебным корпусом. Волосы до воротника, немного длиннее, чем позволяли правила, хлестали его по лицу. Одетый лишь в легкую спортивную куртку, он сгибался под северным ветром.

– Разумеется, ты можешь и отказаться…

– Нет-нет, – поспешно возразила она и облизала губы, надеясь, что они не выглядят обветренными и сухими, – я с удовольствием. Раз вы считаете, что я справлюсь.

– Ты моя лучшая ученица. Признаю, твой доклад по судебной системе США был великолепен.

– Спасибо. – Она покраснела, сердце бешено колотилось. Это всего лишь учитель. Просто учитель. Ну, ладно, не просто учитель.

– Ты бы могла проверять тесты, а я – читать эссе. Это сэкономило бы мне кучу времени по вечерам.

Интересно, как он проводит вечера? Встречается с женщинами? Многие девочки задавались этим вопросом перед сном. Но Шелли ни разу не встречала мистера Чапмана с какой-нибудь девушкой в городе.

  2