ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Буря в раю

Мне вот интересно, как можно копить в себе проблемы 10-летней давности? Но это же роман тут можно всё... >>>>>




Loading...
  1  

Брукс Хелен

Двойная свадьба

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Не могу поверить, что ты отправила такого мужчину в отставку. Бедный мальчик!

— О господи, может, хватит? — насмешливо произнесла Либерти Фокс, прекрасно понимая, что ответ в таком тоне не понравится ее матери. — Жерар Бошу совсем не бедный мальчик. Он обманул меня, поэтому я и разорвала наши отношения. Все, конец истории.

— Но ведь ты сама говорила, что он охапками дарил тебе цветы и конфеты, к тому же бедняжка раскаялся и пообещал, что такое больше не повторится. Разве ты не можешь дать ему еще один шанс? Он такой красивый.

Либерти сидела на диване и пила кофе. Ее лицо было совершенно невозмутимо. Она взглянула на мать и произнесла:

— Красота — не главное качество для мужчины.

— И в этом ты вся! — Миранда Уолкер грациозно пожала плечами. — Я тебя не понимаю. Красота — не главное качество для мужчины! Боже мой, что это значит?

— То, что Жерар остался в прошлом, — сухо ответила Либерти, — и касается это только меня.

— Ты так педантична, дочка. В точности как твой отец.

Только не злись, ведь именно этого она и добивается, настраивала себя Либерти. Она прекрасно знает свою мать, которая любого выведет из себя. Если дочь делает что-то не так, Миранда сразу вспоминает своего первого мужа. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, Либерти произнесла:

— Я рада, что похожа на папу.

— Я в этом не сомневалась, но если бы я была на твоем месте, история разворачивалась бы совсем по-другому.

Ну почему они всегда ругаются? Почему именно сегодня ей пришлось объясняться с матерью? И почему та не поддержит ее в такой трудный момент? Либерти допила свой кофе и съела шоколадную конфету с кремовой начинкой. Сладкое — как раз то, что ей сейчас нужно, а диета может и подождать.

— Мы с тобой совсем разные, мама. И так было всегда.

— Согласна.

Либерти украдкой взглянула на мать. Очень красивая женщина, которой не дашь и тридцати лет, хотя скоро ей должно исполниться пятьдесят. Косметическая хирургия и неуемное желание быть молодой сделали ее похожей на киноактрису. Каждое утро она тратит на макияж по три часа, не ест мясо и мучное, а также не пьет спиртные напитки. И вот результат — все мужчины у ее ног.

Миранда — натуральная блондинка с прекрасной кожей и огромными голубыми глазами. У нее было пять мужей, с последним из них она скандально развелась, потребовав половину его состояния. С каждым браком ее мать становилась все богаче и богаче. Своего первого мужа она бросила, так как встретила богатого финансиста.

— Мне нужно идти. — Либерти встала и направилась к выходу. Эта квартира всегда угнетала ее своей роскошью. Здесь она чувствовала себя птичкой в клетке. — У меня встреча в два часа.

— Опять какое-нибудь ужасное дело?

— Да, это связано с работой. — Ее мать никогда не понимала, почему она стала адвокатом, вместо того чтобы найти себе богатого мужа и наслаждаться легкой жизнью.

— А что я должна сказать Жерару, если случайно встречу его? — капризно спросила Миранда. — Вы ведь познакомились на одной из моих вечеринок.

Это был первый и последний раз, когда она решилась встречаться с кем-то из маминых знакомых.

— Спроси его, — Либерти задумалась, пытаясь вспомнить имя, — как дела у Алексии Лемар, хорошо? А если он не поймет кто это, напомни, что это та девушка, которая была с ним в постели, когда я без предупреждения зашла к нему домой.

— Что ж, такие вещи иногда случаются с темпераментными мужчинами. Но это еще ничего не значит.

Миранда покачала головой.

— Пока, мам, я обязательно тебе позвоню.

На улице Либерти облегченно вздохнула.

Здесь она чувствовала себя намного лучше.

Визиты к матери всегда оставляли неприятный осадок. Устроившись поудобнее в своем маленьком «форде», девушка задумалась. Может, Миранда права? Ведь даже эта машина, подарок матери на ее тридцатилетие шесть месяцев назад, является немым укором. Они долго спорили, какой автомобиль покупать. Либерти хотела небольшую симпатичную крошку, а не гоночную, не громилу.

— В любом случае, я люблю тебя, — тихо произнесла она, мысленно обращаясь к матери.

Визг тормозов заставил ее прийти в себя. Она совсем потеряла бдительность и перестала следить за дорогой. Не помня себя от страха, Либерти остановила машину и дрожащей рукой открыла дверь. Перед ней стоял водитель шикарного «мерседеса» голубого цвета, который только что попытался объехать ее, не задев.

  1