ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Азартная игра

Вся серия супер, очень понравились книги >>>>>

Арифметика любви

Одноразовый . Врядли вспомню о чем романчик ,через некоторое время. >>>>>




Loading...
  2  

Дюк быстро принял душ, натянул любимую рубашку, джинсы и побежал в супермаркет.

Этого сумасшедшего жаворонка, который кормит завтраками семью, знали все продавцы. Парни посмеивались над мужем-лохом, а девушки втайне завидовали его жене и были внимательны с Дюком так, как ни с одним покупателем.

— Что сегодня на завтрак, мистер Миндселла? — поинтересовалась хорошенькая Лили у запыхавшегося очкарика в клетчатой рубашке.

— Блинчики с кленовым сиропом, — добродушно улыбнулся Дюк.

— Мм… — облизнулась Лили. — Обожаю блинчики.

— Надо было выходить замуж за мистера Миндселлу, — ехидно ухмыльнулся молодой мерчендайзер, расставлявший напитки на полки холодильника. — Были бы тебе блинчики с сиропом.

— Я в отцы ей гожусь, — без тени обиды улыбнулся парню Миндселла и, поправив очки, изрек с шутливой торжественностью: — Итак, кленовый сироп.

Прибежав из супермаркета, Дюк напек блинчиков, приготовил омлет с зеленью, сварил кофе для Сью, выжал три стакана апельсинового сока и поднялся на второй этаж, чтобы разбудить еще спящую семью.

Майк всегда натягивал одеяло по самые брови и стонал, что он сдохнет раньше, чем закончит школу. Лин моментально вскакивала, с закрытыми глазами надевала тапки и спрашивала, не проспала ли она все на свете. Сью, для которой Дюк, после того как просыпался сам, специально заводил будильник, умоляла дать ей поспать еще полчасика. И эта утренняя побудка ничем не отличалась от остальных.

Наконец вся семья Миндселла собралась за столом, на котором Дюк уже расставил тарелки и блюдо с горячими блинчиками. Но вместо радости на лице жены появилось раздражение.

— Блинчики? — недовольно поинтересовалась она. — Дюк, ты ведь знаешь, что я сижу на диете.

Довольная улыбка мгновенно сползла с лица Дюка.

— Прости, дорогая, я совсем забыл.

— Ничего удивительного, — хмыкнула Сью, но тем не менее положила в тарелку два блинчика и густо полила их кленовым сиропом. — Еще ты забыл поставить на место тюбик с зубной пастой. И я десять минут обыскивала ванную, чтобы его найти. А еще повесил на синий крючок мое полотенце, которым я тысячу раз просила никого не пользоваться. Ты же знаешь, что меня бесит…

— Знаю, — перебил жену Дюк. — И еще я знаю, что тебе не нужно сидеть на диете.

— Да, действительно, мам, — с закрытыми глазами пробормотал Майк, откинувший по своей привычке голову на спинку стула. — Какая диета? Ты скоро похудеешь и станешь тощая, как наша Пати.

— Кто такая Пати? — полюбопытствовала Сью.

— Анорексичка, которая всем говорит, что станет супермоделью, — пробормотал Майк, не открывая глаз. — Я не знаю, как там с моделью, а вот на суповой набор она вполне сгодится.

— Помолчал бы, Майки, — перебила брата Лин. — Вечно ты оскорбляешь своих одноклассниц.

— Могу и одноклассников, если хочешь разнообразия.

— Слушай, ты бы хоть глаза открыл для приличия, — сердито уставилась на него Лин. — Смотреть противно — разлегся на стуле. Еще бы ноги на стол положил!

— Давайте не будем ссориться за столом, — миролюбиво сказал Дюк. — Ты же знаешь, Лин, что твой брат «сова». Будить «сов» в такую рань все равно, что вытаскивать зимой медведя из берлоги. Это мы с тобой «жаворонки», Лин, нам гораздо проще.

— Подумаешь, «сова», — фыркнула Лин, но на Майка больше не косилась.

Зато Дюк перехватил взгляд Сьюлен, которая весьма критически оглядывала своего супруга. Неужели ей блинчики не понравились? — огорчился Дюк и отрезал себе кусочек блинчика. Нет, с ними, кажется, все в порядке.

— Слушай, «жаворонок», — наконец обратилась к нему жена. — В этой фермерской рубашке ты ходишь уже второй год. Может, пора надеть что-нибудь другое?

Дюк поправил очки и недоуменно покосился на жену. Разве можно так нервничать из-за какой-то рубашки? Ладно бы еще пригорели блинчики.

— Она мне нравится, — пожал он плечами. — И потом, у меня все рубашки, как ты говоришь, фермерские. Кроме выходных, конечно. Но ты же знаешь, как я не люблю одноцветные рубашки, тем более белые.

— Еще бы, — нервно хмыкнула жена. — Эта твоя жуть в клеточку куда лучше. Особенно в сочетании с протертыми джинсами и нечищеными ботинками. А, забыла твое главное достоинство — трехдневную небритость. Если ты будешь ходить в таком виде и дальше, вылетишь и с этой работы. А ведь твоей маме…

— Пришлось очень постараться, чтобы меня туда взяли, — горестно изрек Дюк фразу, которую слышал уже не раз и от жены, и от отца, и от своей матери, которой на самом деле ничего не стоило встретиться со своей старой приятельницей, владелицей парфюмерного магазина, и выпить с ней по парочке коктейлей. — Сью, ну как тебе блинчики?

  2