ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сибирская амазонка

Читала на одном дыхании) всего в меру: авантюризма, приключений, юмора и любви >>>>>

Пикантная особенность

Орки, нарры.. фигня. >>>>>

Киногерой для Розалинды

Получила огромное удовольствие!!! Словно посмотрела хороший фильм. Диалоги обычные,без... >>>>>




  1  

Сьюзен Элизабет Филлипс

Первая леди

Глава 1

У Корнилии Личфилд Кейс ужасно чесался нос. Вообще-то, если не считать сей досадной детали, носик был очень изящным. Прекрасной формы, небольшой, можно сказать — изысканный. Ему отлично соответствовали высокий патрицианский лоб и плавный изгиб скул — высоких, но не настолько, чтобы казаться вульгарными. Ее предками были первые поселенцы, прибывшие когда-то в Америку на корабле «Мэйфлауэр»[1], а значит, она могла гордиться своей родословной больше, чем Жаклин Кеннеди, одна из самых знаменитых ее предшественниц.

Парикмахер уложил во французский пучок длинные светлые волосы, которые Корнилия остригла бы давным-давно, если бы не строгий запрет отца. Ее муж тоже придерживался консервативных взглядов и предложил — о, крайне мягко, поскольку никогда не повышал на нее голоса, — чтобы она оставила все как есть. И что в результате? Она — типичная американская аристократка с ненавистной традиционной прической и зудящим носом, который даже почесать нельзя, потому что миллионы людей всего мира видят ее на экранах своих телевизоров.

Да и в похоронах мужа, что ни говори, ничего веселого нет.

Корнилия вздрогнула и попыталась взять себя в руки, чтобы не впасть в истерику. Немного собравшись, она сосредоточилась на мыслях о красоте октябрьского дня и стала следить за солнечными бликами на мемориальных досках Арлингтонского национального кладбища. Но небо нависало все ниже, солнце, казалось, хищно тянулось к ней лучами-щупальцами, а земля словно вздымалась, чтобы раздавить ее.

Мужчины, окружившие Корнилию, придвинулись ближе. Новый президент Соединенных Штатов сжал ее руку. Отец стиснул локоть. Скорбь стоявшего за спиной Терри Эккермена, лучшего друга и советника покойного мужа, захлестывала Корнилию темным бушующим валом. Все эти люди душили ее своим состраданием, словно отнимали жизненно необходимый воздух.

Она едва успела подавить рвущийся из горла вопль, поджав пальцы в черных кожаных лодочках, до крови прикусив нижнюю губу и мысленно запев песенку из фильма «Волшебник из страны Оз». И тут же вспомнила, что Элтон Джон написал еще одну, в память о погибшей принцессе. Неужели вскоре появится очередной опус? О предательски убитом президенте?

Нет! Не размышляй об этом!

Лучше уж думать о своей прическе и назойливо свербящем носе. Нужно отвлечься! Почему у нее свело горло мучительной судорогой и она не смогла проглотить ни крошки с той минуты, как ее секретарь ворвалась в кабинет с сообщением, что Денниса застрелили в трех кварталах от Белого дома? Эго сделал какой-то фанатик, уверенный в том, что право на ношение оружия предусматривает также и возможность использовать президента Соединенных Штатов в качестве мишени. И хотя бдительный вашингтонский полицейский уложил убийцу па месте, непоправимое свершилось. Муж, с которым она прожила всего три года, человек, которого она когда-то отчаянно любила, лежал теперь в блестящем черном гробу.

Корнилия вырвала руку из цепких пальцев отца и осторожно коснулась маленького эмалевого американского флажка, прикрепленного ею к лацкану черного костюма покойного. Этот значок Деннис носил чаше всего. Она отдаст его Терри. Жаль, что нельзя сделать это прямо сейчас, чтобы хоть как-то облегчить его страдания.

Господи, как она нуждалась сейчас в надежде… в соломинке, за которую можно схватиться… Но это так трудно, почти невозможно, даже для завзятого оптимиста. И тут ее словно ударило током…

Она больше не первая леди Соединенных Штатов Америки.

Однако через несколько часов во время разговора с Лестером Вандервортом, новым президентом Соединенных Штатов, выяснилось, что ее планам уйти в тень не суждено сбыться. Вандерворт сидел за старым письменным столом Денниса Кейса в Овальном кабинете. Коробка маленьких шоколадок «Милки уэй», которую ее муж держал в шкатулке для сигар Тедди Рузвельта, исчезла вместе с коллекцией фотографий. Сам Вандерворт не привнес в обстановку кабинета ничего нового, принадлежащего лично ему, даже снимка усопшей жены. Ошибка, которую его команда скоро исправит.

Вандерворт, худой, аскетического вида человек, славился острым умом и полнейшим отсутствием чувства юмора. Окружающие считали его законченным трудоголиком. Шестидесятичетырехлетний вдовец едва ли не за одну ночь превратился в самого завидного жениха в мире. Впервые со дня смерти Эдит Вильсон, через полтора года после инаугурации Вудро Вильсона, Соединенные Штаты остались без первой леди.


  1