ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Темная сторона души

Задалбывает! Проклятый Т9. >>>>>

Темная сторона души

Честно, заделывает всякий раз после поимки преступника проматывать детектив сначала. Потому что всякие вставки... >>>>>




Loading...
  2  

Ему принадлежала целая финансовая империя с филиалами в Лондоне, Париже, Сингапуре и, конечно, Риме.

Настало время «Барбери-интернэшнл» занять место и в Нью-Йорке.

В эшелоне здешних банков помочь ему мог только «Стаффорд-Колридж-Блэк», чей список клиентов включал в себя самых богатых и влиятельных жителей города.

На пути стояла лишь одна преграда: один из директоров СКБ-банка, Джеймс Блэк.

– Ума не приложу, что вам понадобилось обсуждать со мной, – сказал старик, когда, наконец, согласился принять звонок Николо.

– Ходят слухи, – осторожно ответил Николо, – что у вас ожидаются перемены.

– Иными словами, вы слышали, что я скоро умру? Что ж, спешу вас заверить, сэр, этого не будет.

– Я слышал только, – ответил Николо, – будто один человек, который у вас на хорошем счету, говорил, что грядут перемены.

Блэк издал звук, похожий на смех.

– Трогательно, синьор Барбери. Но уверяю вас, любые перемены, которые я могу сделать, не представляют для вас никакого интереса. Это семейный бизнес. Так было больше двухсот лет. Бразды правления банком передаются от одного поколения к другому. – Возникла недолгая пауза. – Но я не ожидаю от вас понимания всей важности этого.

Как хорошо, подумал Николо, что они не стоят в этот момент друг против друга. Даже по телефону он едва сдерживал себя. Блэк стар, но все так же остер на язык. Ему ли не знать, что богатство и репутация не перешли к Николо от предков, пусть и знатных, а заработаны им самим.

Для таких, как Джеймс Блэк, это неприемлемо.

Как и для блондинки с Пятой авеню, отчего-то подумал Николо.

Откуда и почему взялась эта мысль? Единственное, что имело сейчас значение, – сделка с Блэком. Поэтому было важнее всего во время того телефонного звонка сохранять спокойствие, отвечая на насмешку старого мерзавца.

– Наоборот, – сказал Николо. – Я понимаю. Очень хорошо. Я верю в традиции. – Он помолчал, тщательно подбирая каждое слово. – И верю, что вы сослужите своему банку плохую службу, если не выслушаете меня.

Николо готов был поклясться, что Джеймс ухмыльнулся.

СКБ-банк всегда существовал как семейное дело. Вот только Блэку уже девяносто лет, а его единственный наследник еще учится.

К тому же это девушка.

Николо был уверен, что для Джеймса Блэка эта традиция была связана с наследником, а не наследницей. Старик никогда не скрывал своего скепсиса по поводу женщин в бизнесе.

Это единственное, в чем мы сходимся, заключил Николо, выходя из душа. На этом и будет построена беседа во время их встречи в понедельник утром.

Женщины слишком эмоциональны. Непредсказуемы и недисциплинированны. Они хорошо справляются с ролью ассистенток, даже иногда глав отделов, но руководить крупной компанией?

Нет. По крайней мере, до тех пор, пока наука не откроет способ, с помощью которого женщины смогут контролировать гормональные скачки настроения и эмоций.

Женщины не виноваты – такова жизнь.

Именно этот факт, подумал Николо, облачаясь в серые фланелевые брюки, черный кашемировый свитер и мокасины, и есть тот самый туз у него в рукаве.

Николо – единственный инвестор, который мог бы позволить себе купить СКБ. Значит, Блэку ничего не остается, кроме как согласиться на условия сделки, если, конечно, старик не хочет, чтобы его детище поглотила какая-нибудь крупная корпорация.

Николо был единственным спасением для СКБ, и оба они знали это. Именно поэтому секретарь Блэка позвонил на прошлой неделе и сообщил, что его босс согласен на короткую личную встречу.

– Конечно, – ответил Николо спокойно.

И все же, повесив трубку, он не смог сдержаться и победно потряс кулаком.

Встреча означает только одно: Блэк признал свое поражение и продаст свою долю. О, без сомнения, старик заставит его прежде поплясать на раскаленных углях, но это ведь стоит того?

Николо надел кожаную куртку и вышел из номера.

Он не станет перед ним танцевать, а лишь будет двигаться в такт музыке. Просто умаслит старого мерзавца, не более того. И «Стаффорд-Колридж-Блэк» станет его. Неплохо для парня, выбравшегося из нищеты, заключил Николо и вызвал лифт.

Дождь прекратился, но небо было серым и грустным.

Портье поймал такси.

– Лексингтон, шестьдесят три, – назвал адрес Николо.

Он встречался с друзьями в истсайдском клубе. Все трое связались вчера по Интернету и договорились провести вместе немного времени.

Троица приятелей обычно собиралась где-нибудь за обедом и вспоминала старые времена. Николо с нетерпением ждал встречи. Он, Демиан и Лукас знали друг друга давно. Они познакомились тринадцать лет назад в баре общежития Йельского университета. Трое восемнадцатилетних юнцов из трех частей света.

  2