ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Трибьют

Особо не зацепило >>>>>

Первая леди

Интересная книга, но для меня не супер, концовка вообще какая-то нереальная. >>>>>

Грешные обещания

Хороший роман >>>>>

Французский жених, или Рейтинг одиноких мужчин

Все дочитала, но просто из упрямства. Но неоднозначный роман какой-то >>>>>




  2  

Вся в предвкушении, она уже ощущала возбуждение и легкую дрожь. Она уже ерзала на кровати, сгорая от желания.

Он заставит ее кричать, вопить, он заставит ее кончить. И пока она будет вопить, пока она будет содрогаться в конвульсиях оргазма, он подарит ей последний поцелуй.

Тиара провела пальцами по горлу. Она уже ощущала укус.

«Я умру, — думала Тиара, поглаживая ладонями грудь и живот. — Ну разве это не круто? Умру, а потом воскресну. И буду жить вечно».

1

В комнате пахло свечным воском и смертью. Свечи в массивных, начищенных до блеска шандалах выгорели дотла и растеклись лужицами воска. Тело лежало под шелковым балдахином на кровати величиной с озеро, забросанной множеством подушек и залитой кровью.

Молодая женщина, блондинка. Светлые волосы разметались по подушке. Ярко-красное платье задрано до пояса. Невидящие прозрачно-зеленые глаза широко раскрыты и смотрят в никуда.

Внимательно изучая тело Тиары Кент, лейтенант Ева Даллас спросила себя, смотрела ли блондинка в глаза убийце, когда умирала.

В любом случае она его знала. Вероятность почти сто процентов. Следов взлома нет, система сигнализации отключена изнутри самой убитой. Никаких следов борьбы. И хотя Ева не сомневалась, что жертва перед смертью имела половую связь, она была не менее твердо уверена, что это был секс по взаимному согласию, без насилия.

«Она не сопротивлялась, — подумала Ева, склоняясь над телом. — Даже когда он ей всю кровь выпустил, ему не сопротивлялась».

— Слева на шее две раны, — зафиксировала Ева. — Других видимых повреждений нет. — Она подняла руку Тиары, осмотрела идеально ухоженные и вычурно накрашенные ногти. — Запакуй руки, — приказала она своей напарнице Пибоди. — Мазок из-под ногтей на анализ. Может, она его оцарапала и пылу страсти.

— А крови меньше, чем можно было бы ожидать, — пробормотала, откашлявшись, детектив Пибоди. — Честно говоря, ее неестественно мало. Знаешь, на что это похоже? Эти проколы на шее? На следы укуса. От… э-э-э… клыков.

Ева смерила Пибоди скептическим взглядом.

— Думаешь, эта кошмарная собачонка, которую горничная держит в кухне, укусила хозяйку за шею?

— Нет. — Пибоди склонила голову набок, нагнулась ниже, ее темные глаза округлились. — Брось, Даллас, ты же знаешь, на что все это похоже.

— Это похоже на мертвое тело. Похоже на свиданку с перегибом. В крови у нее наверняка обнаружим «дурь», что-нибудь усыпляющее или, наоборот, возбуждающее. Она так перевозбудилась, что позволила убийце ткнуть ее чем-то в горло. Или, если хочешь, «вонзить в него клыки». Значит, они у него наточены. Или он надел такие специальные протезы. Потом он оставил ее истекать кровью, а она лежала и не дергалась.

— А я что говорю? Я просто сказала, что это похоже на классический укус вампира.

— Объявим Дракулу в федеральный розыск. А пока давай-ка проверим: вдруг она — ну, чисто случайно! — встречалась с кем-то, чье сердце еще бьется.

— Да я просто к слову сказала, — ворчливо промямлила Пибоди себе под нос.


Ева еще раз окинула взглядом спальню, а затем вошла в огромную гардеробную.

«Тут целая квартира могла бы поместиться», — подумала она.

Монитор системы безопасности, развлекательный центр, полный набор панорамных зеркал. Одежды хватило бы на целый магазин, в котором все было развешано и разложено по полкам в соответствующем порядке.

Ева привычно подбоченилась и огляделась. «Она жила тут одна, — думала она, — а шмоток и обуви столько, что можно одеть-обуть весь Верхний Вест-Сайд, на всех хватит». Даже Рорк — а Ева знала, что гардероб ее мужа несметно богат, — не мог похвастать таким обилием вешалок с одеждой.

Она тряхнула головой, отгоняя посторонние мысли, и сосредоточилась на работе.

«Ради него вырядилась, — размышляла Ева. — Вызывающее платье, каблуки типа „трахни меня прямо так“. Но где же драгоценности? Уж если женщина — вплоть до туфель — так вырядилась ради любовника, разве она не захочет навесить на себя брюлики?»

Если навесила, значит, убийца на них польстился. Все забрал подчистую.

Ева осмотрела многочисленные ящички и шкафчики, тянущиеся вдоль стен под штангами и карусельными вешалками с одеждой. Все заперты, отметила она, все закодированы. Значит, в них хранятся драгоценности. Никаких попыток взлома не видно.

Но ценных вещей в пентхаусе полно: кругом статуэтки, картины, дорогая электроника. Ответив на вызов, она успела бегло осмотреть оба уровня, но никакого беспорядка не заметила.

  2