ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Джек и тайна древнего замка

Средне, но почитать разок можно))) >>>>>

Любовная терапия

Теперь читаю романы не читая предварительно комментарии и краткие содержания. Хоть дочитала не перелистывая, а... >>>>>

Гора Маккензи

Супер! Гг потрясающие >>>>>




  2  

Свой байк, я каждый раз ставила радом с чьим-то зачехленным. За все время, что работаю тут, его ни разу не открывали. Мне, капец, как было любопытно, что там (что же там за красота стоит) скрыто. Но никак не решалась взглянуть.

— Лин, открывай пока двери, а я выкачу твой байк, — сказал Антон, улыбаясь, а я опять почувствовала себя глупой курицей. Так, нужно собраться! Иначе замечтаюсь, и не впишусь в поворот. И это он мне только улыбается, и я уже не я, а желеобразное существо. Что же будет, когда он сядет на байк позади меня и обнимет? Я быстро надела шлем, постучала себя по головехе в надежде, что мозг вернется на свое законное место.

— Принимай лошадку, — весело сказал он, не подозревая, что находился практически на грани изнасилования обезумевшей девицей. Я уже представляла, как в газетах появятся заголовки 'Неизвестная маньячка в мотоциклетном шлеме снасильничала брата преуспевающего бизнесмена'. Мда, мои предки мной могли бы гордиться. Хорошо хоть живут за границей, и как говориться, ни сном, ни духом о проблемах дочери.

Я подошла к байку, завела, села. Посмотрев на Антона, кивнула, типа, чего стоишь, запрыгивай. Он привычным движением сел, было заметно, что слегка нервничает. Не спрашивая адрес, вырулила на дорогу. Ветер приятно обдувал, принося долгожданную прохладу после изнурительного летнего жаркого дня. Светофоры подмигивали, маршрут я уже знала наизусть. Кленовая 48, квартира 3. Своего непосредственного начальника подвожу вот уже шестой раз. (Кто считает? Я? Ну, да, считаю.) И все как обычно, ничего не меняется. Я останавливаюсь у (возле) его подъезда. Он снимает шлем. Улыбается своей голливудской улыбочкой, помолчав, коротко благодарит, прощается и уходит. А я сажусь на байк и, сделав пару кругов вокруг его дома, качусь к себе.

В размышлениях, не заметила, как уже оказались на его улице. Его горячие ладони, буквально обжигали меня своим прикосновением, несмотря на куртку. По телу прошла дрожь. Электрический разряд от кончиков волос до ногтей на пальцах ног. Усмехнулась своим ощущениям, интересно, если сейчас поднести ко мне лампочку, загорится или нет?

Вот первый подъезд. Я припарковала байк. Выключила зажигание. Приехали. Ну, все, Антошка, пять минут и опять слиняешь, а на долгожданное насилие я так и не решилась, а жаль!

Антон слез с мотоцикла, снял шлем. Я уже приготовилась было сказать 'До завтра', как он меня ошарашил вопросом:

— Чаю не хочешь в качестве платы за проезд?

Смотрела на него так, как будто у него вдруг выросли лишние уши. В который раз порадовалась, что стекла на шлеме тонированные.

— Нет, если ты конечно торопишься, ну или не хочешь..

— Хочу, — довольно резко сказала я, боясь, что он передумает. Мне показалось, что на его лица появилась какая-то излишне радостная улыбка. Показалось? Или нет? Решила об этом не думать.


Антон

Господи, не прошло и полгода! А я крутой чувак, однако! То даже в кино или ресторан пригласить не мог, а тут сразу домой на чай! Так, вдох — выдох, спокойней.

Открыл входную дверь, судорожно соображая, не разбросал ли с утра по квартире носки или еще что-нибудь. Осмотрелся по сторонам, ага, вроде бы нет.

— Вот тут я и живу, — с гордостью сказал я. Квартиру свою очень люблю. Холостяцкая берлога. Уютненько, светленько. Когда-то это была обыкновенная 4-х комнатная хрущевка. Я снес почти все стену, ну кроме несущих, конечно и теперь у меня просторная двухкомнатная.

— Прикольно, — сказала Лина, осматриваясь. В коридоре она разулась. Краем глаза я заметил прикольные носки с разноцветными пальцами. А она с чувством юмора, однако.

— Снимай куртку, — показал я на вешалку, — и мой руки, а я пойду на кухню. Ты какой чай любишь?

Вот дурак, зачем спрашиваю, знаю ведь, что ее любимый — зеленый с жасмином. Не дожидаясь ответа, приготовил чай. А еще она ужасная сладкоежка, это я уже давно заметил. Порылся по своим шкафчикам, нашел конфеты, халву арахисовую (ее любимую, кстати).

Когда Лина зашла на кухню, я уже все приготовил.

— Ну, у Вас и сервис! — улыбнулась она. Я посмотрел на ее улыбающееся лицо. Блин, опять завис! Попытался сосредоточиться на ее словах. По-моему, что-то про халву.

— Лина, если мне не изменяет память, то Антон Борисович остался в офисе, — улыбаясь, сказал я. Она согласно кивнула. Ее взгляд остановился на стене за моей спиной. Фото, где мы с братом Никитой стоим, прислонившись к моему байку, сделано примерно за пару месяцев до аварии.

  2