ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Танго не танцуют в одиночку

понравилось, легко читается >>>>>




Loading...
  2  

Теперь стало ясно — второй вампир знал, что именно Джордан Макей убил первого, и искал мести. Проще всего было предположить, что следующей жертвой будет Киран. Отец с сыном, оба вне себя от горя и ярости, удвоили усилия, чтобы обнаружить чудовище. Прошла неделя бесплодных поисков, когда лэрд клана Макей решил, что им следует сменить тактику. Они устроят ловушку.

Его план был очень прост. Соломенное чучело обрядят в ночную одежду Кирана в надежде, что вампир решит, что это Киран спит в своей постели. Потом отец и сын займут позицию по обе стороны кровати. С какой бы стороны ни подошел вампир, либо тот, либо другой обязательно смогут напасть на него сзади.

Сначала отцовский план понравился Кирану, но лишь до той минуты, пока они не загасили огонь в камине, не задули свечи и не оказались темноте, непроглядной, как воды Стикса. Киран, которому внезапно показалось, что он ослеп, испугался. Вдруг они не заметят вампира, когда тот явится? Но отец утверждал, что они увидят, как он войдет, потому что в коридоре горит факел, свет которого проникает в спальню из-за полуоткрытой двери.

Поскольку лучшего плана у них не было, Киран согласился и занял позицию в назначенном для него углу. Он был рад, когда обнаружил, что его глаза привыкли к темноте, тем более что помогал слабый свет луны, идущий из единственного окна в противоположной стене спальни. Таким образом, ему был виден темный силуэт своей кровати.

Однако потом он опять ничего не видел, потому что в спальне, кажется, стало еще темнее. Киран взглянул в окно. Похоже, луну закрыло облако. Миг — и облако пронеслось мимо, лунный свет заструился вновь. Киран с облегчением вздохнул, но тут новый звук донесся до его ушей.

Он замер и уставился туда, где во мраке стоял отец. Кажется, он слышал стон? Задержав дыхание, Киран напрягал слух, до тех пор пока не заболела голова. Ни звука больше, но по телу вдруг пополз ледяной холод. У него возникло неприятное чувство, что он вовсе не охотник здесь, а добыча.

— Отец? — едва слышно позвал он.

Единственным ответом ему была тишина, такая плотная, что, казалось, она живая. Киран почувствовал, как волоски на затылке встают дыбом. Неужели чудовище уже пробралось в спальню? Нет. Если бы кто-то вошел, из коридора хлынул бы свет. Однако все его чувства были на взводе. Инстинкт просто кричал, что беда близка.

— Отец! — позвал он громче, чтобы побороть жуткое ощущение того, что он здесь один и совершенно беззащитен для нападения.

Не получив ответа и на этот раз, Киран осторожно поднялся на ноги и двинулся в обход сундука в сторону двери. Они заблаговременно убрали с пола весь тростник, кроме того, что был постелен возле кровати. Таким образом, скрип шагов не выдал бы их, когда пришла пора подкрасться к вампиру. Сейчас Киран очень порадовался их предусмотрительности, продвигаясь к двери совершенно бесшумно.

Пальцы нащупали деревянную дверь — какое облегчение! Задержавшись на миг, он распахнул ее настежь.

Свет немедленно хлынул в комнату. Щурясь от яркого света, Киран обернулся к углу, где должен был стоять отец. Он был готов извиняться за то, что поддался страху и открыл дверь, но замер от ужаса, когда увидел, что отец бессильно лежит на полу. Он был ошеломлен. Почему отец лежит, навалившись на сундук, за которым должен был прятаться в засаде? Потом он увидел кровь, струящуюся из двух маленьких колотых ранок на шее. Он заметил также, что Джордан Макей, хоть и бледный, как смерть, еще дышит, часто, судорожно хватая ртом воздух.

Повинуясь инстинкту, Киран бросился к отцу. Он был уже в ногах постели, когда краем глаза уловил движение. Он обернулся. Охваченный тревогой за отца, он забыл о монстре, которого они дожидались, сидя в засаде. Роковая ошибка!

Меч Кирана уже взвился в воздух, когда из мрака спокойно выступила вперед женщина. Его ошеломило зрелище.

Она была миниатюрная, стройная и очень бледная. Киран не встречал никого красивее! Бледный овал лица, совершенные черты в ореоле волос, ниспадающих на плечи и спину. Он долго смотрел в ее прекрасные глаза, потом перевел взгляд на сочные, кроваво-красные губы и так и остался стоять, не в силах отвести от них взгляда. Он мог бы смотреть на нее всю ночь, если бы ухо не уловило стон отца:

— Это она. Она вампир! Убей ее.

Его словно ударили в живот — такой болью отдались в нем эти слова. Киран повернулся к женщине, ожидая, что она все объяснит. Ведь не может же столь прекрасное создание быть тем чудовищем, которое они ищут? Но красавица злобно улыбнулась. Киран содрогнулся, увидев, как она облизывает губы, внезапно осознав, что они ярко-алые, потому что на них кровь отца. Значит, она — то самое чудовище, что убило мать и сестру, а сейчас покушалось на отца!

  2