ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Джек и тайна древнего замка

Средне, но почитать разок можно))) >>>>>

Любовная терапия

Теперь читаю романы не читая предварительно комментарии и краткие содержания. Хоть дочитала не перелистывая, а... >>>>>

Гора Маккензи

Супер! Гг потрясающие >>>>>




  2  

Ни одной эмоции не отразилось на лице Эша. Он знал: надежда на счастливый исход дела тает с каждым часом. Опыт подсказывал, что при составлении завещания отец тоже прибегал к помощи адвоката.

«Жена» – это слово отзывалось в голове Эша раскатами грома. Он с детства знал, что никогда не женится и не заведет детей. Ген отцовства был ему попросту чужд. У него не было никакого желания, чтобы кто-то рос похожим на него, следовал по его стопам, продолжал дело его жизни. Все, что он знал о детях, – это то, что они шумны, неуправляемы и доставляют кучу проблем. Как может взрослый человек в здравом уме хотеть не спать по ночам, а днем бесконечно потакать детским капризам? И как может мужчина заниматься сексом с одной и той же женщиной? Изо дня в день, из ночи в ночь, неделя за неделей… От этой мысли по его спине прошел неприятный холодок.

Эш признавал, что стоит перед выбором и что действовать ему следует быстро – до того, как весть об идиотской воле отца выйдет за стены компании, которую он любил больше всего на свете.

* * *

– На встречу к мистеру Димитракосу только по записи, – проговорила стройная девушка в приемной. – Мисс Гловер, если вы не уйдете, я буду вынуждена вызвать охрану.

Вместо ответа, Тэбби вновь опустилась в одно из плюшевых кресел приемной. Напротив нее пожилой мужчина тщательно изучал документы и говорил по телефону на иностранном языке. Тэбби было все равно, что она ужасно выглядит, особенно на фоне всей окружающей ее роскоши. То, что она практически не спала несколько ночей подряд, и то, что у нее почти не осталось приличной одежды, не могло повлиять на степень ее уверенности в себе. Хотя нужно признать: она на грани отчаяния. Ведь только отчаяние могло привести ее в компанию «ДТ индастриз» с целью поговорить с ее владельцем – человеком, не желавшим слышать о ребенке, которого она обожала. Ашерон Димитракос был самовлюбленным, наглым животным. И все, что писали таблоиды о его любовных подвигах, только уверяло ее в этом. Человек, чье состояние больше, чем у героя греческих мифов царя Мидаса, попросту отвернулся от Эмбер. Хотя по факту являлся ее опекуном, как и Тэбби. Да что там говорить, он даже ни разу не поинтересовался, все ли у малышки в порядке.

Тэбби попыталась взять себя в руки. Ей нужен новый план. Врываться к нему просто так было и впрямь не лучшей затеей. Но у нее не осталось выбора. Кто мог подумать, что этот самодовольный пижон станет ее последней надеждой.

И в эту секунду словно сама судьба протянула ей руку. Высокая темная фигура, словно сошедшая с фотографий в журналах, появилась в коридоре в окружении охраны. Тэбби вскочила с кресла.

– Мистер Димитракос! Мистер Димитракос! – У нее едва получалось правильно произнести эту сложную фамилию.

Высокий охранник с суровым лицом преградил ей дорогу.

– Я опекунша Эмбер, как и вы! – выкрикнула Тэбби. – Меня зовут Тэбби Гловер! – В эту же секунду ее руки оказались за спиной, и она почувствовала, как ее буквально уносят от Ашерона. – Нам нужно поговорить. Я пыталась записаться на прием, но мне не дали. Вопрос очень срочный, и решить его нужно до выходных!

Эш понимал, что пригласить ее к себе на последний этаж было бы лишним. На девушке была поношенная куртка, потертые джинсы и кроссовки, волосы неопрятно схвачены резинкой в хвост. На лице – ни грамма косметики. Единственное, что могло привлечь его внимание, – это ее выразительные голубые глаза.

– Прошу вас, – надрывалась Тэбби. – Не будьте таким эгоистичным! Отец Эмбер был членом вашей семьи.

– У меня нет семьи, – перебил ее Эш. – Выведите ее из здания, – приказал он охране. – И сделайте так, чтобы больше она здесь не появлялась.

Возмущенная тем, что даже имя Эмбер не произвело на него впечатления, Тэбби замолчала. А затем стала крыть его самой отборной бранью, на которую только была способна. Охранники вели ее к дверям, а она кричала ему слова, которых сама от себя не ожидала. В ответ его черные глаза заблестели злобным светом. Это не могло укрыться от ее внимания. И она поняла, что за этой внешней неприступностью явно таились очень темные омуты.

– Мистер Димитракос? – раздался из угла другой голос.

Каково было удивление Тэбби, когда она увидела, что голос принадлежал тому самому старику с портфелем, что сидел напротив нее.

– Вы отзовете просьбу вашего почившего кузена? Просьбу об опекунстве над его дочерью? – размеренно произнес Стевос Ванноу, попеременно глядя на Тэбби и Эша.

  2