ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Гора демонов

Интересно, немного нудно порой, но интересно, помогает вспомнить все 40 книг))) >>>>>

Самый любимый

Да уж, любовь зла, полюбишь и .... Как можно любить такого? Это русск е женщины верили, что если любит, значит... >>>>>

Выйти замуж и влюбиться

Начало многообещающее,но...потом пошли штампы. Скучно и длинно для такой истории. Перескакивала...,думала,когда... >>>>>

Обольстительный шантаж

С удовольствием перечитала.. >>>>>




  1  

Аmberit

Мастер-Девил

Глава 1

Эрика

Из-за двери послышался громкий неприятный пронзительный женский вопль, после чего раздался протяжный стон:

— О, Ке-е-е-ейн, ты великолепен…

Я вздрогнула и уронила стакан.

Дзинннь! С веселым звоном он разлетелся на сотни мелких осколков. Из-за двери послышался другой женский голос, не менее высокий и неприятный.

— Кто это там у тебя, Кейн?

— Мой Девил, — ответил низкий приятный мужской голос.

— Как Девил? — взвизгнул первый голос. — У тебя никогда их не было! Ты же сам говорил…

— Заткнись, Бетси, — ответил мужчина. — Это не твое дело. И вообще, тебе никто не давал слова. Теперь ты будешь наказана. Поворачивайся на четвереньки.

Я слушала, застыв на месте, этот диалог, потом опомнилась и начала подбирать с пола осколки. Из-за стены опять раздались стоны. Я так и не поняла, был ли это отзвук боли или удовольствия, но через несколько минут снова услышала крик, на сей раз явно от оргазма. Вздрогнув, я порезалась очередным кусочком стекла.

— Ты хотел наказать ее или доставить ей удовольствие, Кейн? — опять спросил второй голос.

— А какая разница, Кристина? Главное, что получил удовольствие я, — ответил парень.

Я продолжала собирать осколки, но вдруг ощутила на себе пристальный взгляд. Подняв голову, я увидела его. Своего новоявленного покровителя. Накачанное тело, узкие трусы-плавки, практически ничего не скрывающие из того, что следовало бы скрывать в обществе незнакомой девушки, рельефный живот, ярко-синие глаза и взъерошенные волосы темно-русого цвета.

— Как тебя зовут? — спросил он своим низким голосом.

У меня опять ослабели колени, как и днем в кафетерии.

— Эрика, — ответила я, мрачно, но с неподдельным интересом разглядывая парня. В голове, честно говоря, не укладывалось, как я, Эрика Ивлин Эванс, оказалась в подобной ситуации. И дело не просто в том, что я сейчас стояла на четвереньках в окружении стеклянных осколков, а в том, что… я была рабыней этого «покровителя». Или, как здесь выражаются, Девилом.

Моим родителям пришлось уехать на полгода за границу по делам, и меня запихнули в одну суперпрестижную школу-пансион, где учатся дети элиты, причем я появилась здесь в середине последнего семестра. Мои претензии — я могу и сама прожить оставшиеся полгода до окончания, и вовсе не надо для этого ехать к черту на куличики, где нет ни одного знакомого человека — они просто не стали выслушивать. Надо сказать, мать и отец не особо выбирали школу. Можно сказать, они ткнули пальцем в первую попавшуюся, лишь бы там давали приличное образование, и плата не была слишком обременительной. Всю жизнь увлеченные своей работой — раскопками древних захоронений, обращая мало внимания на свою единственную дочь, родители считали, что обязаны лишь выучить меня и выпустить в большую жизнь. Честно говоря, мое появление на свет было скорее случайностью, чем запланированным мероприятием. Пока родители пропадали в различных экспедициях, я жила сначала у одной бабушки, потом, после ее смерти, у другой, а когда умерла и она — в закрытых учебных заведениях. Но в моей последней школе внезапно уволили директора, а девочек распустили по домам ввиду закрытия учреждения. Так я оказалась здесь.

Я боялась своего первого дня в школе. Как оказалось, не зря. Действительность превзошла все мои ожидания. Я считала, что на меня все начнут пялиться, как на новенькую, однако в начале дня на меня обращали внимания не больше, чем на стул. Даже учителя кивали в ответ на мое приветствие и указывали на свободное место. На двух уроках я сидела одна, на третьем — с какой-то девушкой, но она даже не соизволила поздороваться со мной. Я не стала сильно расстраиваться по этому поводу и с интересом изучала обстановку. Наоборот, была искренне счастлива, что никому не нужна, с детства не любя пристальное внимание окружающих. Школа была как школа, с кабинетами, шкафчиками в коридоре, кафетерием, но отличалась огромными размерами территории — на этом участке могли бы поместиться три обычных. Назначение некоторых зданий пока мне было непонятно. И ремонт был превосходный — никакого отодранного линолеума или осыпавшейся краски. Сразу видно — школа для элитных детей. Хотя обычные ученики — типа меня, одетые просто и без того лоска, который отличает богатых — здесь тоже встречались, видимо, чтобы не давать элите зазнаваться. Потом я поняла, как ошибалась.

  1