ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Град обреченный

Дуже глибока книга. Шкодую, що раніше її не читала >>>>>

Прикосновение горца

очень понравилась, прочитала на одном дыхании >>>>>

Заколдованная

нудно, очень нудно, не стала читать >>>>>

Озорной купидон

Нудятина,ели дотянула до 20 страницы, столько глупых мыслей описано... >>>>>

Калейдоскоп

Дійсно варто прочитати. Складно, болісно, життєво >>>>>




  1  

Артем Каменистый

На краю архипелага

Глава 1

- Ну что там?! - Снежок, как обычно, не выдержал первым.

Макс и ухом не повел - прикипев глазами к окулярам, уставился вдаль, замер, будто статуя. Сейчас как никогда важна концентрация: бинокль далеко не пушинка - трудно удерживать подолгу и при этом не шевелить руками. Картинка дрожит, расплывается - удаленные объекты рассмотреть очень трудно. Можно, конечно, присесть, использовать выставленное колено в качестве упора. Но при этом уменьшится высота наблюдателя, что в некоторых случаях критично.

Сейчас от Макса требовалось найти водный путь, по которому можно провести лодку. В окружающем хаосе чуть притопленных рифов и нагромождений грибовидных скал задача нетривиальная. Слишком близко они подобрались к Большому острову - здесь придется на совесть постараться, если вдруг захочешь по пояс в воду зайти. Проводить наблюдение с низкой точки бесполезно - известняковые преграды сливаются в сплошную стену, окружающую со всех сторон. Надо занимать самые возвышенные места и, вытягиваясь на цыпочки, всматриваться до боли в глазах, изучая окрестный лабиринт.

- Ну что там видно?! - опять не утерпел белобрысый подросток.

Макс, оторвавшись от бинокля, тихо произнес:

- Чайки.

- Ну и что?! Ты чаек никогда не видел?!

- Они кружатся над одним местом. Их много.

Снежок моментально влетел на вершину и, потеснив Макса, уставился в том же направлении:

- И, правда, чайки. Они же рядом совсем - и без бинокля видно. Макс: ты зачем так долго на них в бинокль смотрел?!

- Мне не чайки нужны, а свободная вода. Или тебе нравится лодку на руках носить?

Туча, предававшийся безделью в тени скалы, лениво заметил:

- Чайки стаей просто так не налетают. Там что-то пожрать есть.

- Посмотрим?! - мгновенно загорелся Снежок.

Макс, еще раз прикинув маршрут, кивнул:

- Надо сходить. Туда по мели можно лодку дотащить, а потом разведать, что дальше будет.

- Опять тащить? - чуть не всплакнул Туча. - Может подождем прилива?

- Если мы будем двигаться только во время высшей точки прилива, то и за неделю до острова не доберемся, - заметила Дина, в компании с Бродягой, Болтуном и Летчиком оставшаяся в лодке.

- Мы и без прилива за неделю не справимся, - вздохнул Туча. И так уже забрались сами не знаем куда - будто пустыня.

Макс ничего не стал на это отвечать - товарищ прав. Экспедиция, поначалу продвигавшаяся с завидным темпом и без лишних усилий, внезапно застопорилась наглухо - дорогу преградило то самое мелководье, в котором они сейчас пытались отыскать проход.

Второй день продвигались вдоль "стены", но она так и оставалась непреодолимой. Попытки углубиться на восток, пользуясь малейшими намеками на водные тропы, неизбежно заканчивались тупиками. Хуже всего, что лодку часто приходилось перетаскивать вручную. Хоть и легкая - почти целиком из бамбуковых шестов и полос, но неудобная. К тому же велик риск повредить тонкое днище - надежда на подвязываемые бруски невелика.

Макс был готов отдать десять лет жизни за подробную карту местности или хотя бы снимок с самолета. Без них, похоже, ему придется таскаться не один месяц по этой нестерпимой жаре, запивая сушеную до состояния доски рыбу почти горячей морской водой - на сплошном мелководье солнце доводило ее чуть ли не до кипения.

Семь человек - больше в лодку не набить. Сам Макс, его необычный "хвостик" - Дина, давний мелкий товарищ Снежок, Туча - с ним доводилось ходить в поход к поселку Люца, Бродяга - оригинал, прицепившийся к островитянам после разгрома гарнизона готов и захвата "Челленджера", Летчик - шестнадцатилетний паренек ничем особым себя до сих пор не проявивший, но вроде работящий, и Болтун - крепкий юноша лет девятнадцати. С последним даже непонятнее чем с Бродягой: один из парней, пришедший со Старостой, причем кличка у него явно для смеха дана - редкостный молчун. Что говорить, если даже имя его никто до сих пор не сумел выведать.

Странная компания - сборная солянка. И маловато для серьезной экспедиции на остров. Но два ружья и револьвер давали хороший шанс отбиться даже от большой шайки диксов, а забредать в болота к ящерам не планировалось. Припасы позволяли продержаться не более десяти дней, причем три из них уже прошли.

А острова все нет и нет.


* * *

Чаек и бакланов могло привлечь лишь одно - пища. На этот раз это оказался труп. Раздетый по пояс мужчина неопределенного возраста: кожа подозрительно светлая - выдающая новичка, предплечья и босые ступни в пятнах и полосах ожогов от ядовитых кораллов, обожающих хорошо прогреваемые мелководья, лицо уже уродливо расклевано.

  1