ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Свет моих ночей

Хороший добрый роман >>>>>

Нечто чудесное

Для меня книга супер, если не могу оторваться пока не дочитаю. Супер 5/5 >>>>>




Loading...
  2  

— Верно, тихая, спокойная жизнь теперь кажется довольно привлекательной, — согласился майор. — Если выкарабкаюсь, я и сам найду себе какое-нибудь мирное занятие.

Он улыбнулся лишь уголками губ.

— Может, стану трактирщиком. Наверное, славно стоять за стойкой и быть в курсе всех сплетен.

— Вы просто надо мной смеетесь, сэр. Лорды вроде вас никогда не становятся трактирщиками.

— Я не лорд.

— А мне казалось, вы говорили, что ваш отец — граф.

— Точно, говорил. Он — граф Мильтон. А мой брат Джордж — виконт Мильтон; после смерти отца он, как старший, унаследует графский титул. Что касается меня — я просто Джон Мильтон, точнее, «достопочтенный Джон Мильтон», как принято указывать в письмах.

— Но воспитывали-то вас как лорда? — забеспокоился Роберт.

—Да, как лорда.

— В большом загородном поместье? — с надеждой произнес он, иначе его представления о лордах грозили рухнуть прямо на глазах.

— В большом загородном поместье, — заверил его Джон. — Мильтон-парк — чудесное место: в лесу водятся олени, растут древние дубы.

— Удивительно, что вы решились все это оставить, сэр.

Джон чувствовал, что не в силах объяснить, почему сбежал от своего холодного, равнодушного отца и самовлюбленного, высокомерного братца.

В их присутствии он чувствовал себя попросту лишним и был рад возможности уехать. В Роберте Дейле, которого в его доме презирали бы как простолюдина, он нашел больше теплоты и дружелюбия, нежели в своей семье.

— Поместье было большим, — бормотал он. — Слишком большим, поэтому не оставляло ни малейшей возможности с кем-то сблизиться. В маленьком трактирчике, наоборот — все просто и душевно. Люди, вероятно, улыбаются друг другу при встрече.

Сержант с недоумением уставился на Мильтона. Знатные лорды — он все еще считал Джона Мильтона таковым — не должны обращать внимания на такие мелочи. Майор, должно быть, бредит, иначе откуда бы взяться этим нелепым мыслям.

—Думаю, вам необходимо отдохнуть, сэр, поспать, — посоветовал он, вставая. — Я приду завтра.

Уходя, он заметил мисс Найтингейл, которая стояла достаточно близко, чтобы расслышать последние слова сержанта.

— Боюсь, что завтра вы не сможете прийти, — мягко возразила она. — Появилась угроза эпидемии холеры, и больным будет запрещено без крайней необходимости перемещаться по госпиталю. Да и в любом случае вам не сегодня завтра на выписку.

Она была права: рука в гипсе и простреленная нога — не настолько серьезные ранения, чтобы задерживаться здесь надолго.

— Так точно, мэм, — не стал протестовать он, испытывая благоговейный трепет перед этой великой женщиной.

— В этом случае вам даже повезет, — добавила она. — Здесь больше людей умирает от болезней, чем от ран, полученных в бою.

— А майор!.. — тревожно воскликнул сержант.

— Молитесь за него, — просто ответила Флоренс Найтингейл.

На следующий день сержант Дейл, так и не повидавшись с Джоном Мильтоном, отбыл из Скутари долечиваться домой.

Глава 1

1858

Сесилия бежала по саду со всех ног. Только бы успеть добраться до дома и взбежать по лестнице до того, как ее настигнет сэр Стюарт. Она слышала, как, сопя и задыхаясь, он гонится за ней, преследует буквально по пятам. Но сказывалась его любовь к спиртному и жирной пище, и у Сесилии все еще оставался шанс убежать. Неожиданно она споткнулась о какую-то корягу, и он тут же навалился на нее, схватил за руки и притянул к себе.

— Что это ты бегаешь от меня?— пыхтя и дыша на нее перегаром, спросил он.

— Потому что не выношу даже вашего вида! — закричала она, яростно вертя головой и стараясь увернуться от его лица.

Ее едва не стошнило от отвращения. Красная жирная физиономия этого человека вызывала у нее чувство омерзения, но еще отвратительнее была близость его тяжелого дряблого тела, когда он прижимал ее к дереву.

— Уберите от меня руки, — кричала она. — Не трогайте меня!

— Брось, ты меня не проведешь, — с присвистом прохрипел он. — Уж я то прекрасно знаю, что своей несговорчивостью ты специально стараешься разжечь во мне страсть. Но ты же видишь — в этом нет нужды. Я и так сгораю от страсти к тебе, и никто не помешает нашей свадьбе.

— Свадьбы не будет! — вконец разозлилась Сесилия. — Я никогда не выйду за вас. Почему вы не хотите этого понять?

Он мерзко захихикал.

  2